?

Log in

No account? Create an account

тот, кто рядом

colour blind

Previous Entry Share Next Entry
Глобальная коммуналия
чорнэ вазелин
asne


Вот вам, дорогие мои карапузики, история про Василия.

Жил был некий Василий. Жил хорошо, ибо в наследство от деда досталась ему квартирка в старом фонде. Причем квартирка нехилая - пять-шесть комнат какой-то невероятной площади.

Пока дед жив был, в собственности у него и того больше комнат было, но сам он в них не жил - сдавал хорошим работящим ребятам. А как дед дуба дал, ребята подшустрили и комнаты как-то на себя переоформили. В общем, такая себе коммуналка досталась Василию, но по большому счету -  грех жаловаться.

Кроме почившего деда, жил в том доме мужик. Авторитетный и хваткий, все его звали дядя Семен. Так вот этот дядя Семен правдами да неправдами успел уже полдома под себя захапать. Где-то официально, где-то полуофициально, где-то по понятиям, где-то по беспределу, но так или иначе контролировал кучу жилплощади.

С дедом, пока тот жив был, дядя Семен, как говорили, был в жутких контрах. До рукоприкладства, правда, не доходило, но пакости всякие, по слухам, друг другу устраивали регулярно - то дед дохлую собаку за шкафом Семена спрячет, ее три года ищут, а потом еще 11 лет запах стоит, то Семен в смежной с дедовым квартирантом комнате тараканов разведет, и дед на остатках здоровья дустом эту комнату десять лет проливает.

Поговаривали, что эти тараканы деда и подкосили. Обессилел совсем тараканов травить, их не дотравил, а сам преставился.

Василию дядя Семен поначалу понравился. Тот всячески его опекал, вводил в курс дела, денег в долг давал без проблем (у Василия поначалу туговато с деньгами было). Выпивали даже вместе, дядя Семен тогда вспоминал их с дедом былую дружбу, когда они еще только осваивались в доме. Любил рассказывать, как сдружила их общая беда - алкоголик Герман. Чудил тогда Герман по-черному, никому проходу в доме не давал, двери поджигал, жильцов избивал, вещи из квартир таскал. Много деду крови Герман тогда попортил, но в конце концов справились с ним, выгнали, и дядя Семен изрядно подсобил.

Правда, вышло так странно, что как Германа выгнали, дядя Семен себе полквартиры его заграбастал. Хотел всю, но дед тогда очнулся и беспредел прекратил. В общем, с того момента у них и пошло все наперекосяк.

У Василия же с Семеном все поначалу шло ровно. Василий, говоря по чести, в дяде Семене души не чаял. Но время шло, и стал Василий подозревать неладное. Как деда не стало, дядя Семен совсем в разнос пошел, начал жилплощадь у жильцов внаглую отжимать. Кого сверху затопит из своей квартиры, кому газ отрубит как бы случайно, кого натурально поджигал. Коммуналок в доме все еще много было, поди там разберись, кто за что в ответе. А после дяди Семена манипуляций этих коммуналок еще больше становилось. Сам, конечно, такими делами не пачкался, все за него другие делали, но жильцы между собой шептались, что все эти неприятности в доме от дяди Семена исходят.

Так вот почуял Василий, что дядя Семен и к нему уже без мыла влезает. Хочет, к примеру, Василий с соседом спутниковую антенну на двоих поставить, да не тут-то было - у дяди Семена свой домовой кабель, он с этого денежку имеет, намекнул соседу, что не стоит антенну ставить, а то мало ли что, и тот сразу с темы сливается. А у Василия окна все во двор, антенна не ловит. Или, например, хочет Василий мебель старую, в которой жуки водятся, выбросить да новую поставить, а дядя Семен тут как тут - нельзя, говорит, Василий, тебе мебель выбрасывать, она как бы не твоя, я ж у тебя ее купил, пусть постоит, мне она нужна еще. И так во всем. До того дошло, что дядя Семен настроил против Василия его же квартирантов, что комнаты снимали, а у троих даже стал свои газовые баллоны складировать.

Василий уже и долг свой почти весь дяде Семену отдал, но тот все новые и новые способы давления находил. Понял Василий, что не сегодня, завтра заграбастает Семен его квартиру себе, как уже полдома захапал.

Стал Василий характер показывать - то на общедомовом собрании слово поперек Семенова вставит, то раскопает в кладовке дедовы еще запасы дуста и соседу даст, чтоб тот тараканов у себя потравил, которых дядя Семен развел, то соседу-квартиранту своему, корешу дяди Семена, по шапке надает, чтоб не бузил. Бабки у подъезда стали шептаться, мол Василий из седьмой квартиры совсем от рук отбился, управы на него нет, наркоман он, наверное, уголовник и алкаш, как только таких земля носит.

Но дядя Семен-то не простачок. Взял и науськал на Василия другого дедова внука, двоюродного брата Василия, Миколу. Микола по завещанию от деда получил две большие комнаты, кухню и балкон на южную сторону, туда, где светло всегда и антенна ловит. И вот взял как-то Микола и устроил у себя на жилплощади настоящий бордель. Визги, пляски, громкая музыка, вино рекой - шабаш да и только. Всех соседей к себе позвал, все на огонек зашли, и бабки подъездные, и алкаши-шестерки дяди Семена, и даже сам дядя Семен. И ведь время-то, паршивец, как подгадал, как раз тогда, когда Василий стал в доме активно ЗОЖ продвигать и ежедневно у себя в гостиной проводить сеансы оздоровительной гимнастики.

До последнего крепился Василий. Но как сеансы гимнастики закончились, тут уж терпение лопнуло. Пришел он к брату своему и сказал, так мол и так - посмотрел я еще раз дедово завещание, нет там ничего про то, что балкон к тебе вместе с кухней отходит, а это значит, что он в целом квартире принадлежит, а значит - мне. А еще там у тебя на балконе голубятня дедова, которая тоже моя по наследству, а твои гости, похоже, уже не прочь голубятинки отведать. Так вот, если кто этих голубей пальцем тронет, я тебе так наваляю, что мало не покажется!

А жил брат Микола тогда с кухаркой Людой, ее, конечно, бордель этот, что Микола у себя устроил, тоже раздражал сильно. Посмотрела она, как ловко Василий с Миколой обошелся, и решила - будь что будет. Пришла к Миколе и говорит - я с тобой уж столько лет живу, а ты меня не любишь совсем и даже не уважаешь, теперь между нами ножи, не смей ко мне ходить. Микола на Люду с кулаками, а она его сковородкой по башке, ширму раскладную забрала и отгородила себе уголок в кухне, там где плита и холодильник.

Что тут началось... Бабки голосить начали стократно, дядя Семен с Миколой на каждом собрании стали Василия поносить какой он хулиган и бандит, и что гнать его из дома надо, а Васильев друг детства, Женя, с которым они вместе лодку надувную купили, чтобы на рыбалку ходить, вдруг взял и сказал - не дам тебе лодку, пока балкон брату не вернешь и с Людмилой их не помиришь!

В общем, покой ушел из дома, а Василий получил на свою голову кучу проблем и неприятностей. Стоило оно того, чтобы в позу вставать? Да черт его знает. Тут, чтоб решить, надо на место Василия встать. А Василиев-то среди нас поди и не водится теперь.